«Почему они не уходят?» — женщины отвечают на вопрос

«Почему они не уходят?» — женщины отвечают на вопрос

Когда среднестатистический российский обыватель слышит о проблеме домашнего насилия, он, чаще всего, конечно, согласен, что драться и бить тех, кто слабее тебя — плохо. Но очень часто с этим поверхностным рассуждением стоит вопрос:

«А почему они не уходят»?


Ведь это кажется таким очевидным. Плохо — уходи. Бьют, требуют отчитываться за каждую копейку, попрекают едой, обзывают — встань и уйди. Неважно, есть ли у тебя ребенок, запасное жилье, деньги, здоровье, работа, угрожают ли тебе расправой после твоего ухода…Встань и иди.

Почему женщины не сразу уходят от распускающих руки тиранов? Почему вчерашние подростки, возраста около 18, не могут «просто взять и уйти»? Я попросила своих подписчиц поделиться своими историями и ответить на этот вопрос. Все имена героинь изменены.

Нина, 20 лет, рассказывает об отце-тиране:

Мой отец был жутким домашним тираном, он бил маму и нас с сестрой до сотрясений, переломов и больниц. Уже в 8 лет я знала, что ПРАВИЛЬНО говорить в травмпункте. У мамы была лучшая подруга, по совместительству соседка, которая постоянно агитировала маму на развод. Теряя терпения от издевательств и зная, что это не нормально она сообщала отцу, что уходит и начинался ад. Он зверел, избивал нас и говорил, что если она надумает уйти — он нас всех убьёт и уйдет из жизни, потому что без нас и с этим грехом его не испугает страшный суд (он был верующим).

Самое страшное, что мы винили маму в том, что она от папы уйти хочет, а папе это было на руку. Когда мама угрожала ему разводом, — он плакал на коленях, говорил о любви к нам, делал завтрак утром, покупал вкусняшки и на наши детские: «Ура, чипсики»(которые к слову мама запрещала) говорил «А мама хотела бросить меня» и мы опять винили её. Это — ужасно. Дети — мощное оружие в руках таких уродов. Тем более если у женщины, как у моей мамы есть пунктики(плохонький, но свой; детям нужен отец; я сама виновата; я никому не нужна; у нас венчанный брак).

В нашей семье наступил хэппи энд, благодаря соседке. Она вытащила маму из этого (квартира была ее). Буквально пришла со своим мужем, заставила отца собрать манатки и свалить. А пока происходило его выселение, мы с мамой сидели у неё дома, в безопасности. Он еще долго потом угрожал суицидом, подключал своих родственников и коллег, чтобы те давили на маму, но потом все-таки отстал от нас.

Ольга, 29 лет, о бывшем муже:

Почему я не ушла после первого бросания меня на кровать на даче в пьяном его угаре? Потому что дача была в 200 км от не родного мне Петербурга, у меня не было с собой денег, я дождалась утра и только потом уехала на электричке опять же не в свою, его квартиру, где была в гостях. Я была обычной провинциалкой, которая приехала в гости к жениху. Конечно, догнал, конечно, плакал на коленях. Поверила. Нас же учат прощать, быть мягче, уступчивее?

Второй раз произошёл после моего переезда к нему «с концами». Снова его опьянение, хотел ехать пьяным за рулём. Я пыталась отговорить, забирала ключи. Я же спасала близкого, нас же этому учат, женщин — заботе, любви? В результате меня чуть не переехали.

А третий раз — после чего я смогла уйти — это когда мне беременной дали в ухо за то, что не довольна пьяными друзьями и их ором среди ночи. Точнее, ушла не сразу — нужно было подкопить денег и дождаться приезда мамы, что бы жить с ней до ухода в декрет ещё 1,5 месяца. Я уже спасала будущего сына. Спасла. Зачем беременнела? После эпизода с машиной пошёл к наркологу, лечился. Ходили на терапию, пил лекарства. Ширма, что бы приручить будущую «домашнюю грушу». Ведь в декрете в чужом городе без родных и друзей я бы никуда не делась с грудничком, терпела бы все, «регионщица».

Сейчас у меня все хорошо. Бывший муж лишен родительских прав, имеет судимость за злостное уклонение от алиментов, Мне государство присудило моральную компенсацию Сейчас я стала старше и понимаю, что если когда-нибудь решусь на второго ребенка, то как минимум подготовлю большую финансовую подушку безопасности. Я не могу себе позволить надеяться на кого-то, кроме себя.

Лариса, 21 год, о матери:

Я пережила и переживаю моральное насилие со стороны матери. От этого так просто не уйти. Я только недавно смогла начать накапливать денежную подушку для переезда. Я работаю с психологом и даже до сих пор периодически сомневаюсь а стоит ли мне съезжать, или можно договориться. Забавно, что каждый раз, как я думаю подобное, мама устраивает очередное веселье, и я снова ставлю себе галочку в графе «съезжать». Я из очень бедной семьи, потому воспрос денег стоит очень остро.

Почему я не ушла раньше, да и до сих пор не ушла, что я оказалась в жёсткой зависимости от нее. Социальная изоляция, деньги, вера в то, что можно договориться и что дело во мне. Да и что там говорить, если я до сих пор сомневаюсь. Впрочем, несмотря на сомнения, деньги продолжаю откладывать. Меня поддерживают все: парень, психолог, коллеги, друзья. И тем не менее, это тяжёлый и болезненный процесс. Что уж говорить о тех, кто выживает без поддержки. Они героини, что вообще выживают.

Юля, 19 лет, о бывшем парне:

Мне было 15 лет, я встречалась с одноклассником. Та самая подростковая влюбленность, обнимашки, совместные прогулки. Однажды он завел речь о физической близости, и я сказала «что не вижу в этом ничего такого».

Но когда это произошло (в 16), я не была готова. Я прямо сказала, что не хочу — но он проигнорировал мои слова. Я понимаю, что это не насилие в классическом смысле этого слова, но мне было страшно и некомфортно. В итоге это длилось почти год. Мы толком не предохранялись, это большая удача, что я не забеременела. Расстаться мне хотелось с ним после первого раза, но в моей голове были установки, что раз я сама его «впустила» — значит и обязана «терпеть». К тому же боялась, что меня больше никто не полюбит, раз я так рано начала половую жизнь. Ощущала себя грязной. Это мне и мешало разорвать отношения.

Дина, 32 года, о бывшем муже:


Я из маленького городка на юге Хакасии. Когда мне было 17 лет, я поступила в ВУЗ, но из-за того что моя семья испытывала трудности с деньгами — мне пришлось после первого семестра забрать документы. В это же время мне пришлось переехать с мамой и ее новым мужем в поселок. Я была очень морально подавлена.

Наверное, поэтому, когда я познакомилась с парнем — достаточно быстро переехала к нему. Несмотря на то, что он жил с родителями, сестрой и ее парнем — жили мы, в общем-то, спокойно, у каждой «семьи» была своя комната. Я очень боюсь алкоголя из-за родного отца, и сразу его предупредила, что не стану жить с алкоголиком. И он действительно ни к чему не притрагивался, даже на праздниках. Его родители иногда могли выпить, как и сестра с сожителем, но все было тихо-мирно и в меру. Я успокоилась. Достаточно быстро забеременела, мы хотели по-простому расписаться.

Но однажды его родители все-таки перебрали и очень сильно поссорились. От переживаний у меня были роды раньше срока, меня увезли на скорой. После роддома с ребенком меня отправили в детскую больницу, когда стало полегче — я отпросилась на часик в загс, расписаться, и вернулась обратно, а мой муж тогда впервые очень сильно напился. Пил несколько дней, ночевал «где упадет». Когда он пришел ко мне, и я спросила, почему так, он усмехнулся и сказал:

«А чё, вот ТЕПЕРЬ ты от меня никуда не денешься».


Потом он пил каждые 2-3 дня. У меня были проблемы с грудным вскармливанием, нужна была смесь, а все деньги, которые он зарабатывал — он пропивал. Поэтому все необходимое для ребенка я покупала с детских денег. Сразу же, как они приходили. Иначе потом их просто не было.

Когда он первый раз меня ударил, я позвонила маме и попросилась обратно, то услышала: «Ты сама его выбрала, что уж, терпи, разводиться не надо, веди себя лучше, ты же знаешь, что не надо злить пьяного «. Я переночевала у знакомого, потом пришлось вернуться. Он просил прощения и утверждал, что не так уж сильно ударил и вообще я все преувеличиваю. Потом это повторялась — он бил — я пряталась по знакомым — он просил прощения — я возвращалась.

В какой-то момент я поняла, что так нельзя. Когда он был на работе, я забрала все самое необходимое, взяла ребенка и уехала к маме. Когда она увидела меня на пороге — выгнать уже не посмела, в конце-концов, в том доме была моя доля и я имела право там жить.

Муж долго не мог поверить, что я ушла не к кому-то, а просто от него. Что у меня нет любовника. Угрожал, кричал в трубку, что я к нему на коленях приползу, потому что НИКОМУ в этом мире я нахер не нужна.

Но в итоге я потом уехала в город-миллионник, встретила там хорошего мужчину, роила еще двоих. Он любит всех детей одинаково, у нас своя квартира и две машины.

Надо поднимаеть эти темы. Надо знать женщинам, что такое нельзя терпеть. Не изменится. Ребёнок не изменит. Я помогаю кризисному центру в нашем городе, чтобы было куда сбежать другим.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Информационный портал - только свежие новости
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Blue Captcha Image
Новый проверочный код

*

Читайте ранее:
Лучшие снимки Земли из Космоса

Лучшие снимки Земли из Космоса Ежедневно мы наблюдаем родную планету с ее поверхности. Несколько реже через иллюминатор самолета, что уже...

Закрыть